Проект «Светлый путь»

На прошедшем в Калуге III Международном форуме газеты «Ведомости» «Фармэволюция» менеджер по работе с государственными органами «АстраЗенека» Андрей Колесников отметил, что рискшеринг уместен для препаратов с недостаточной клинической практикой. А вот для препаратов, не вышедших из-под патента, логичнее было бы заключать долгосрочные контракты до истечения срока исключительного права. Источник: Фармацевтический вестник.

Правительство и эксперты в поисках оптимальной системы образования и регулирования цен на лекарства

Реформа регулирования цен на лекарства, а также новые схемы взаимодействия Минздрава и регионов с фармпроизводителями спровоцированы банальной причиной - нехваткой денег. Государство постепенно начало ориентироваться на современные методики лекарственного обеспечения, так как существующие малоэффективны. По подсчетам Института экономики здравоохранения ВШЭ, в рамках обеспечения лекарствами льготников неэффективно расходуется около 120 млрд руб. Однако до идеала нам по-прежнему далеко.

Без посредников?

Часто можно услышать, что в росте цен виноваты посредники. Дистрибьюторы выходят на госторги и задирают цены. Кроме того, дистрибьюторы и аптеки из-за процентного формата надбавок предпочитают работать с дорогими препаратами и не хотят связываться с дешевыми. Конечно, такие заявления однобоки. Формирование цены госконтрактов - сложная многогранная проблема, а от работы с недорогими препаратами все-таки не отказываются безоговорочно.

Исполнительный директор Союза профессиональных фармацевтических организаций (СПФО) Лилия Титова на прошедшем в Калуге III Международном форуме газеты "Ведомости" "Фармэволюция" напомнила, что географическое положение страны не позволяет отказаться от услуг дистрибьюторов. Плюс ко всему специфика закупок такова, что зачастую используются смешанные лоты по вполне объективным причинам.

"Больницы закупают лекарственные препараты самостоятельно, небольшими партиями и несколько раз в месяц. Мы проанализировали государственные закупки за первую половину 2016 г. и выяснили, что 98% - это смешанные лоты до 3 млн руб.", - рассказывает Лилия Титова. В такой ситуации участие производителей в торгах напрямую весьма проблематично.

В начале марта текущего года правительство поручило проработать возможность установления фиксированных ставок оптовых и аптечных надбавок. Как отметила глава СПФО, такие попытки в регионах уже были, и по тем или иным причинам было решено вернуться к прежней схеме. Начальник отдела регулирования цен на лекарственные препараты ФАС России Дарья Старых добавила, что работа в этом направлении идет, однако скорого решения ждать не стоит, так как трудно предусмотреть все детали.

Один на один

Более успешно ФАС сейчас справляется с ценами производителей. Дарья Старых напомнила, что благодаря масштабному исследованию цен антимонопольному ведомству удалось снизить цены на многие лекарства, иногда новая стоимость оказывалась ниже сформировавшейся пониженной цены на аукционах. Она предположила, что если фармпроизводители и в дальнейшем будут снижать цены до приемлемого уровня, то механизм принудительного лицензирования может и не понадобиться.

Но пока это исправление ситуации в ручном режиме. Системы формирования цен на препараты из Перечня ЖНВЛП, которая бы была эффективной и прозрачной, позволяла бы не завышать цены на дорогие препараты и не допускать убыточности дешевых препаратов, у нас нет. У ФАС есть предложения, но пока они не внедрены.

Доступность препаратов, как справедливо заметила Лилия Титова, может достигаться не только за счет регулирования цен, но и за счет новых методик, таких как риск-шеринг, лекарственное страхование и т.д. Оба эти направления уже осваиваются в России.

Как рассказал генеральный директор Центра экспертизы и контроля качества медицинской продукции Минздрава РФ Виталий Омельяновский, в пилотных проектах изъявили желание участвовать более 20 фармкомпаний, которые предложили 28 препаратов. Впрочем, тестируют модель только три региона, и именно им дано право выбрать препараты.

Виталий Омельяновский обратил внимание, что в России понятие риск-шеринга претерпело изменения. В мире под этот формат попадают препараты, эффективность которых недостаточно доказана, еще не накоплено достаточного объема данных применения их в клинической практике. В России же в список лекарств попали и те, что есть в ЖНВЛП, а это означает, что они уже хорошо изучены. Кстати, ФАС настаивает, чтобы в проекты по риск-шерингу брали только препараты, не имеющие аналогов, в противном случае есть риск ограничения конкуренции.

По словам г-на Омельяновского, в конце лета могут пройти закупки препаратов в рамках пилотных проектов, а примерно к концу 2018 г. можно будет подвести итоги и понять, можно ли масштабировать проект. Маркетинг во главе Генеральный директор DSM Group Сергей Шуляк высказался скептически по поводу риск-шеринга. По сути это способ продвижения товара. Этот механизм не нужен там, где работает страховая медицина и здоровых больше, чем больных. А вот для сложных заболеваний, где небольшая выживаемость, риск-шеринг имел бы смысл.

"Почему индустрия на это идет? Она снижает цену на 30% в риск-шеринге. Но она не будет снижать цену для всех, так как будет запущен процесс референтного ценообразования", - пояснил Виталий Омельяновский.

Менеджер по работе с государственными органами AstraZeneca Андрей Колесников добавил, что рискшеринг действительно уместен для препаратов с недостаточной клинической практикой. А вот для препаратов, не вышедших из-под патента, логичнее было бы заключать долгосрочные контракты до истечения срока исключительного права. По его мнению, это было бы выгодно и пациентам, и государству, и производителю. Он выразил надежду, что рано или поздно и долгосрочные контракты, и лекарственное страхование будут внедрены.

Виталий Омельяновский согласен, что систему надо полностью менять. Сегодня в России цены фиксируют одни, оценивают эффективность другие, а контролирует все ФАС. "При этом отсутствует здравый довод оценки эффективности и ценности тех лекарственных препаратов, на которые устанавливаются цены. Мы сегодня фиксируем цены на торговые наименования, а потом ФАС контролирует исполнение законов. Фактор ценности препарата для системы и для больного ключевой в переговорном процессе по установлению цены", - говорит он.

Примерно схема должна выглядеть так: компания учитывает затраты на разработку, производство и продвижение и выходит на рынок со своим предложением. Государство отвечает, что ему невыгодно покупать лекарство по таким ценам, и просит доказать, почему препарат надо покупать. А дальше начинается цивилизованный торг.

"Законодательно надо бы определить статус различных препаратов, методики формирования цен на препараты в зависимости от их принадлежности к воспроизведенным или к инновационным. Для воспроизведенных препаратов должна быть жесткая методика, которая четко дает прогноз для индустрии, какой должна быть цена. Для инновационных препаратов - механизмы договорного процесса", - обозначил направление для работы Виталий Омельяновский.

Сергей Шуляк внес "ложку дегтя" в обсуждение риск-шеринга: "По сути это способ продвижения товара"

Виталий Омельяновский: "Законодательно надо бы определить статус различных препаратов, методики формирования цен на препараты в зависимости от их принадлежности к воспроизведенным или к инновационным".

Источник: Фармацевтический вестник