СПИК без оснований

Более года формально существует возможность заключения государственных специальных инвестиционных контрактов (СПИК). Заявки десятка фармацевтических компаний, в том числе «АстраЗенека», уже лежат на рассмотрении в Минпромторге. Источник: Коммерсантъ Санкт-Петербург.

Более года формально существует возможность заключения государственных специальных инвестиционных контрактов (СПИК). С определенными условиями этот механизм дает крупным инвесторам ряд льгот и преференций одновременно на федеральном и региональном уровнях. Заявки десятка фармацевтических компаний уже лежат на рассмотрении в Минпромторге (в том числе по петербургским проектам ЗАО "Биокад" и ООО "Герофарм"), однако ни один СПИК в этой области до сих пор не заключен. Министерство ссылается на отсутствие утвержденной нормативной базы на уровне регионов. Власти Петербурга обещают завершить этот процесс в июне.

Специальный инвестиционный контракт — относительно новый инструмент, введенный в июле 2015 года законом "О промышленной политике РФ". Он позволяет компании, инвестирующей не менее 750 млн рублей в модернизацию или создание производства импортозамещающей продукции, рассчитанной на обеспечение российского рынка, заключить с Российской Федерацией (или ее субъектом) соглашение, на время действия которого для производителя фиксируется законодательный и налоговый режим, требования к условиям производства, эксплуатации, хранения и утилизации, а также конкретные меры господдержки и стимулирования федерального и регионального уровня. Так, регулятор может обнулить ставку налога на прибыль, если 90% доходов компании поступает от реализации товаров, произведенных в рамках СПИК. Но самым привлекательным условием для инвестора становится возможность получить статус единственного поставщика в рамках государственных закупок (правда, порог инвестиций в этом случае увеличивается до 3 млрд рублей). Кроме минимального объема вложений, инвестором должны быть выполнены еще два условия: одной из сторон СПИК должна быть Российская Федерация, производство товара должно осуществляться российской компанией, а производимые товары должны считаться товарами российского происхождения. Действует СПИК в течение срока выхода проекта на окупаемость плюс пять лет, но не более десяти лет.

Кластерная заинтересованность

В роли оператора Министерства промышленности и торговли по заключению СПИК выступает Фонд развития промышленности (ФРП). Подать заявку, уточнили в ФРП, могут предприятия любой отрасли, подведомственной Минпромторгу, однако пока наибольший интерес к новому механизму проявили компании машиностроения и фармацевтики. "СПИК по своей сути явился мерой "антикризисного управления", направленной на стимулирование импортозамещающих производств, в том числе для достижения показателей, определенных в "майских указах" президента России, изданных в 2012 году. Соответственно, наибольший интерес к СПИК возникает в отраслях с наибольшим потенциалом для локализации и потребностью в замещении импортной продукции. Среди них в первую очередь выделяются фармацевтика и медицинская промышленность, развитие которых в силу социальной значимости рассматривается как вопрос государственной безопасности", — объясняет сложившуюся ситуацию руководитель практики ГЧП и проектного финансирования Capital Legal Services Павел Карпунин.

Помимо федерального центра, в прошлом году возможность заключать специнвестконтракты получили и регионы, которые могут самостоятельно регулировать в своем законодательстве требования к инвесторам и уровень предоставляемых им льгот. Год назад, в рамках Петербургского международного экономического форума (ПМЭФ-2016), соглашения о намерениях подписать СПИК с Санкт-Петербургом, как только законодательная база будет сформирована администрацией города, заключили фармацевтические компании "Полисан" и "Герофарм" (реализуют крупные инвестпроекты в черте города). Получить законодательную ясность обе надеялись осенью 2016 года. Однако пока на будущие преференции инвесторы могут только надеяться. "На сегодняшний день, насколько мне известно, ни одна фармацевтическая компания не подписала СПИК в связи с тем, что до сих пор не сформирована законодательная основа работы данного механизма. Думаю, это вопрос ближайшего будущего, но пока возможности заключить СПИК нет", — сообщил коммерческий директор НТФФ "Полисан" Дмитрий Борисов.

Впрочем, и на федеральном уровне ни одного подобного контракта в сфере фармацевтики нет. Компания Biocad, например, подала заявку в федеральный центр в мае 2016 года и пока находится в режиме ожидания. Также в Минпромторге лежат заявки компаний NovoNordisk, AstraZeneca, "НоваМедика", "Герофарм", "Фармимэкс-Octapharma" и "Верофарм".

"Мы полностью поддерживаем предложение президента РФ об увеличении сроков действия СПИК, а также о продлении сроков предоставления налоговых преференций для компаний, заключивших специнвестконтракты", — говорит генеральный директор направления "Россия и Евразия" компании AstraZeneca Ирина Панарина. Положительного решения по своей заявке она ожидает в этом году. В строительство собственного завода в Калужской области AstraZeneca инвестировала более $224 млн, а в рамках СПИК готова дополнительно инвестировать еще 1 млрд рублей.

В целом с 2016 года Минпромторг заключил восемь специальных инвестиционных контрактов. "По всем (фармацевтическим. — "Ъ") кейсам мы ожидаем принятия региональной нормативной базы для обеспечения налоговых льгот и преференций потенциальным инвесторам", — сообщили в ведомстве.

Как ранее заявлял вице-губернатор Петербурга Сергей Мовчан, в рамках собственной версии СПИК власти субъекта намерены освободить инвесторов от налога на имущество на период окупаемости проекта (но не более пяти лет), обнулить ставку налога на прибыль до момента, пока сумма полученных налоговых льгот не составит 50% от суммарных вложений в проект, а также обеспечить инвестору льготную аренду и приоритет при распределении федеральных субсидий. "Принятие проекта постановления правительства Петербурга "О порядке заключения специального инвестиционного контракта Санкт-Петербурга" планируется до конца июня текущего года", — заверил председатель комитета промышленной политики и инноваций города Максим Мейксин. Заместитель директора ФРП Сергей Вологодский подтвердил: администрация Петербурга на финишной стадии подготовки изменений в налоговое законодательство, дающее право на применение льгот участникам СПИК.

Выгодный статус

Руководитель юридического отдела компании "Герофарм" Полина Завьялова видит шероховатости в федеральной версии закона. Например, по его условиям, снижение ставки налога на прибыль до нуля возможно только при условии, что не менее 90% выручки дает продукт, созданный в рамках СПИК. "В случае если данное условие не соблюдается, вся прибыль облагается налогом по общеустановленной ставке. Таким образом, правом на применение налоговых льгот фактически могут воспользоваться только налогоплательщики, являющиеся специально созданными (под конкретный проект) компаниями. При реализации крупных инвестпроектов в фармацевтической промышленности соблюдение этих условий представляется проблематичным", — утверждает госпожа Завьялова. В качестве решения она предлагает установить раздельный порядок учета доходов участника СПИК, что позволит использовать льготный режим налогообложения без необходимости создания отдельной проектной фирмы.

Помимо этого, считает эксперт, 3 млрд рублей — слишком высокий для фармацевтов порог для получения статуса единственного поставщика: для реализации инвестпроектов в этой сфере объем инвестиций, как правило, значительно меньше, чем капиталовложения в развитие других отраслей.

Вместе с тем это наиболее интересная возможность для производителей. Продукция в рамках СПИК получает статус "Произведено в России", что в условиях запретов и ограничений на допуск продукции иностранного производства к закупкам для государственных и муниципальных нужд в нашей стране может стать мощным стимулом для локализации заводов зарубежных компаний. "Очевидно, что возможность осуществлять поставку для госнужд, минуя конкурсные процедуры, является фактором, способным обеспечить окупаемость вложенных в проект инвестиций", — говорит Павел Карпунин.

"Законодательство позволяет инвесторам, заключившим СПИК на федеральном уровне, подать заявку на получение статуса единственного поставщика продукции в рамках государственного заказа. При этом оно ограничивает объем государственной закупки продукции, произведенной в рамках СПИК, тридцатью процентами от всего объема производства такой продукции", — добавляет Дмитрий Халилов, партнер EY, руководитель группы по оказанию услуг компаниям фармацевтического сектора и здравоохранения в России и СНГ.

При превышении порога поставок в 30% производитель будет обязан уплатить штраф в размере 50% от суммы превышения. Таким образом, отмечает господин Карпунин, даже при наиболее благоприятных условиях забота о сбыте по меньшей мере 70% произведенной в рамках СПИК продукции ложится на самого производителя. Заказчик же может закупить у единственного поставщика по СПИК до 100% нужного товара.

Главное то, что механизм получения статуса единственного поставщика пока непрозрачен. В открытых источниках речь идет лишь о том, что выбор будет делать государство, но не уточняется, по каким параметрам и критериям.

Необорудованные контракты

Возможность заключения СПИК в сфере здравоохранения есть и у производителей медицинского оборудования. Действия инвестора в рамках контракта будут предполагать создание или модернизацию промышленного производства, внедрение наилучших доступных технологий в производство или выпуск промышленной продукции, не имеющей аналогов в России. "При заключении СПИК производитель оборудования должен четко понимать объем принимаемых на себя обязательств, масштаб планируемого проекта, объем требуемых заемных средств для создания новых мощностей и риски, связанные с недостижением плановых показателей производства, заключающиеся в необходимости компенсировать недополученные бюджетом доходы и выплатить иные суммы (неустойку, штраф)", — предупреждает Павел Карпунин.

По мнению старшего вице-президента Stada AG, генерального директора АО "Нижфарм" Дмитрия Ефимова, производителям медоборудования будет сложно преодолеть необходимый для заключения контракта порог инвестиций — емкость этого рынка в России не так велика. "Конечно, механизм предоставляет государственному закупщику право выбрать компанию, подписавшую СПИК, в качестве единственного поставщика. Однако надо понимать, что такое решение, во-первых, необязательно для государственного закупщика, а во-вторых, в большинстве случаев противоречит его интересам, поскольку приводит к росту цен", — рассуждает эксперт.

"В сфере медицинской промышленности условие "единственного поставщика", инвестиционная привлекательность которого максимально реализуется только для тех компаний, которые заключают СПИК с РФ, будет работать слабо: закупки в сфере здравоохранения в основном носят децентрализованный, региональный характер", — заключает генеральный директор НИПК "Электрон" Александр Элинсон.

Впрочем, интерес медпроизводителей может проявиться после законодательного урегулирования этого вопроса на уровне города.

Источник: Коммерсантъ Санкт-Петербург, Анастасия Цыбина