ХСН. Ресурс для снижения смертности. Колонка Ирины Панариной

Рак сердца – именно так специалисты иногда называют хроническую сердечную недостаточность. Чтобы подчеркнуть степень опасности этого заболевания. Ведь так сложилось, что онкологический диагноз больше пугает и общество, и политиков. При этом именно сердечно-сосудистые заболевания занимают первое место среди причин смерти в России.

В структуре смертности от болезней системы кровообращения (БСК) лидирует хроническая сердечная недостаточность (ХСН). В России нет достоверной статистики заболеваемости и потерь от ХСН – этот диагноз не указывается как причина гибели, а фигурирует в отчетностях лишь как осложнение инфаркта миокарда или нарушения сердечного ритма.

Опасность ХСН осознается во всем мире. Это тяжелое заболевание с высоким уровнем госпитализаций и серьезными показателями летальности. Исследования, опубликованные в журнале Американского колледжа кардиологии (JACC), демонстрируют такие данные: риск смерти от рака предстательной железы ниже на 39%, чем от ХСН, мочевого пузыря – на 12%, а от рака молочной железы — на 45%. Каждый третий пациент с ХСН госпитализируется, а каждый второй — умирает в течение 5 лет после постановки диагноза1.

До последнего времени в России федеральные программы сосредотачивались на решении проблем высокой смертности от острых форм сердечно-сосудистых заболеваний. Напомню, что на острые состояния приходится, по разным оценкам, от 7 до 10% всей смертности от БСК2. И инвестиции в эту сферу дали хорошие результаты – в России существенно сократилась смертность от инфарктов и инсультов. Теперь же, и эта позиция все четче звучит в экспертном сообществе, пришло время сфокусировать усилия на борьбе с хроническими сердечно-сосудистыми патологиями, в частности ХСН. Именно здесь специалисты видят основной резерв снижения смертности от ССЗ.

Безусловно, ХСН сегодня – это точка приложения инвестиций. Но инвестиции – не единственное, что нужно этой сфере. Очень важно внести существенные коррективы в действующую систему организации медицинской помощи больным ХСН. Сегодня в России есть отличные примеры эффективного ведения пациентов с ХСН. В Санкт-Петербурге, Московской области, Нижнем Новгороде, Самаре, Уфе и Омске выстраивается так называемая «бесшовная» система оказания медицинской помощи и диспансерного наблюдения, когда обеспечивается прозрачность маршрутизации пациентов, взаимосвязь амбулаторного и стационарного звена, система поддержки врачебных решений. Однако, если мы не обеспечим доступность непрерывной терапии на амбулаторном этапе, ситуация вряд ли кардинально изменится. Дело в том, что право на льготное обеспечение в России имеют только люди с инвалидностью. Но у подавляющего числа пациентов с ХСН инвалидности нет, а, значит, больные вынуждены приобретать препараты за свой счет. Результат очевиден – люди либо вовсе не лечатся, либо лечатся тем, чем могут и те, кто может. А заболевание коварно. На начальном этапе оно протекает бессимптомно, поздно диагностируется, а из-за недостатка лекарств пациенты быстро декомпенсируются и имеют неблагоприятный прогноз.

Как наладить систему раннего выявления пациентов с ХСН? Здесь есть ряд предложений. Во-первых, мы имеем возможность «подключить» цифровые технологии (а именно, систему ЕГИСЗ), провести мониторинг амбулаторных карт на предмет выявления ранних признаков заболевания. При наличии «красных флагов» для подтверждения диагноза необходимо направить пациентов на Эхокардиограмму и сделать анализ крови, в том числе тест на мозговой натрийуретический гормон. Затем пациент должен попасть в ту самую «бесшовную» систему, чтобы все его лечение было прозрачным, а маршрутизация четкой и эффективной. При этом больной ХСН должен быть обеспечен всеми необходимыми лекарствами. Очень важно создание единого национального регистра пациентов с ХСН. Это позволит сформировать адекватные статистические данные, оценить уровень оказания медицинской и лекарственной помощи, затраты и эффективность лечения. Ну и, конечно, немаловажный момент – работа с населением в целях профилактики, раннего выявления ХСН и диспансерного наблюдения пациентов. Это информационные материалы о ранних симптомах ХСН, школы для пациентов, а также программы формирования здорового образа жизни.

Мне видится, что алгоритм финансирования программы по снижению смертности от хронических сердечно-сосудистых заболеваний должен быть аналогичен тому, что используется в программе борьбы с острыми патологиями сердца и сосудов. Регионам необходимо предоставить субсидии из федерального бюджета. И очень хотелось бы, чтобы меры по борьбе со смертностью от хронических сердечно-сосудистых заболеваний были «погружены» в национальный проект по здравоохранению.

 

Список источников:

1) J Am Coll Cardiol. 2013 Oct 15;62(16):e147-239;

2) Мареев В.Ю., Фомин И.В., Агеев Ф.Т. и др. Клинические рекомендации.

Хроническая сердечная недостаточность // Сердечная Недостаточность. 2017.Том

18. №1. С.3-40.

Источник: https://echo.msk.ru/blog/irinapanarina/2687611-echo/