Интервью Александра Беденкова: «Стартапам в медицине помогут инновационные хабы»

Современная фармацевтическая отрасль немыслима без инноваций, в том числе цифровых, и не последнюю роль в их поиске, поддержке, а затем и внедрении играют глобальные фармгиганты. В их числе — международная биофармацевтическая компания AstraZeneca, работающая более чем в сотне стран мира и известная препаратами в области кардиологии, онкологии, нефрологии и метаболизма и респираторных заболеваний. В рамках поддержки инноваций компания развернула глобальную систему инновационных медицинских хабов, или Health Innovation Hubs. В России такой хаб iDream был открыт в 2018 году в сотрудничестве с фондом «Сколково», сегодня на развивающихся рынках у компании есть 8 хабов, в том числе в Сингапуре, Индии и Китае. О работе инновационных хабов, их роли в поддержке стартапов и R&D на локальных рынках и значении в этой экосистеме российского рынка рассказал Александр Беденков, вице-президент AstraZeneca, медицинский директор региона «Международные рынки».

В поиске инноваций

— Александр, крупным компаниям интересно инвестировать в инновации в России?

— Мы верим в то, что инновации — это не прерогатива развитых рынков или уже устоявшихся, хорошо себя зарекомендовавших экосистем взращивания стартапов, таких как Великобритания, Швеция, США. Это не инфраструктура в целом, а скорее возможности, благодаря которым люди могут трансформировать свои идеи в проекты, которые принесут пользу в первую очередь самим создателям, обществу и пациентам.

Наша задача — катализировать общее движение, способствовать тому, чтобы с развивающихся рынков пришла новая волна глобальных инноваций в здравоохранении.

— В России такая волна возможна?

— Как и другие развивающиеся рынки, Россия позволяет реализовать так называемый подход «обратных инноваций» (reverse innovation). Это процесс, когда инновация рождается в условиях дефицита и отсутствия доступа к высокоэффективным и недорогим решениям. Тренд возник в Индии, затем переключился на такие страны, как Бразилия, Китай, и сейчас продолжает активно развиваться. Суть его заключается в том, что невозможно создать инновационный продукт для европейского и американского рынка, а затем просто перенести его в более бедные страны — требуется создать инновацию, которая обеспечивает не только качество, но и низкую себестоимость продукта или технологии. В Индии, например, за счет внедрения многокомпонентной инновации, состоящей из идеи, технологии и разумного использования финансовых ресурсов (так называемая «бережливая инновация»), получается оказывать эффективную помощь пациентам при минимуме затрат. В России подход обратных инноваций также работает.

— Что же удалось сделать в этом направлении? 

— За те два года, что мы развиваем здесь инновационную экосистему для фармацевтического рынка, нам удалось проработать либо частично решить практически все задачи, поставленные на старте. Сегодня наши научно-исследовательские группы уже сотрудничают с локальными стартапами, еще несколько совместных проектов стартуют в ближайшее время. Отмечу, что некоторые инновации, разработанные этими стартапами для российского рынка, применимы и на других развивающихся рынках.

Для нас как для компании, которая фокусируется на международных рынках, это очень важно с точки зрения обмена глобальным опытом. Для самих стартапов тиражирование решений открывает возможность выхода на иностранные рынки — а мы можем способствовать тому, чтобы инновационные компании выходили на следующий уровень ведения бизнеса. У нас уже есть примеры, когда российские стартапы успешно продолжали развитие в Китае, есть пример индийской компании, которая за счет наших инвестиций начала работать с рынками Китая и Алжира.

Не только акселераторы

— Какие программы уже существуют для поиска перспективных проектов и последующего инвестирования в них?

— Для стимулирования инноваций мы создали международную экосистему научно-исследовательских хабов Health Innovation Hubs, направленных на решение вопросов здравоохранения.

Это платформа, которая позволяет стартапам, ученым, образовательным учреждениям, игрокам рынка, институтам развития находить партнеров, обмениваться опытом и генерировать новые идеи.

Первый хаб был создан в России в сотрудничестве с фондом «Сколково». На данный момент в экосистему входят 8 хабов, отличающихся друг от друга и направленных на удовлетворение определенных потребностей и нужд. В Индии мы развиваем цифровые решения в IT и здравоохранении, в Аргентине делаем упор на персонализированную медицину (precision medicine).

— В чем отличие именно российской платформы?

— Платформа в России достаточно многофункциональна — это think tank, «мозговой центр» всей экосистемы. При этом решения, зарождающиеся в одних странах, могут быть использованы в других. Скажем, если в какой-либо стране уже решили вопросы, стоящие перед учеными в российском здравоохранении, мы можем получить доступ к этим решениям с помощью системы обмена знаниями. Так уже случилось, например, в Сингапуре, где правительство решило развивать персонализированную медицину на национальном уровне. С помощью нашего сингапурского хаба стране удалось перенять опыт Аргентины в этой области, адаптируя его под себя.

— Акселераторы как инструмент используете? 

— Мы также запустили и поддерживаем акселераторы. В настоящий момент мы открыли четыре акселератора в разных уголках мира, акселерационную программу в них проходит в общей сложности около 500 стартапов. Один из них, AstraZeneca-Skolkovo Startup Challenge, работает в России — он сфокусирован на трех терапевтических областях и цифровой медицине. Роль «АстраЗенека» при этом заключается в том, чтобы через акселерационные программы предоставлять стартапам доступ к потенциальным партнерам, венчурному капиталу, а также делиться своей экспертизой через программу менторства. В каждом раунде AstraZeneca-Skolkovo Startup Challenge принимает участие больше 130 компаний из России, и соперничество год к году становится более жестким, а уровень участников заметно растет (13 апреля 2020 года прием заявок на конкурс в России стартовал уже в третий раз – ред.).

Наконец, нельзя недооценивать силу разнообразных мероприятий для поиска перспективных проектов. Health Innovation Hubs ежегодно проводит собственный форум «Медицина будущего» (International Future Healthcare Forum), куда мы приглашаем всех наших партнеров из 8 хабов — представителей власти, бизнеса, венчурные фонды, стартапы и т. п. В рамках этого мероприятия мы проводим демонстрационные дни для финалистов акселераторов.

Фокус на пациента 

— Какую выгоду с точки зрения развития инновационной среды приносят медицинские хабы? В том числе пациентам?

— Экосистемы по развитию инноваций в целом работают на улучшение системы здравоохранения. Благодаря кооперации всех партнеров, от бизнеса до правительственных учреждений, мы все вместе можем решать проблемы государства, индустрии и пациентов быстрее и эффективнее. Мы уверены, что здравоохранение будущего станет сфокусировано на пациенте. В индустрии уже сформировался явный тренд по переходу от количества к качеству, от разрозненного подхода к развитию инноваций и интеграции всех игроков. Ядром новой системы являются цифровые технологии. Создание полностью интегрированной экосистемы данных о пациенте необходимо для того, чтобы быстрее развивать науку и технологии и строить максимально эффективные системы здравоохранения.

Одним из самых сложных участков в индустрии пока является этап ранней диагностики. По большому счету, в этой области не существует еще ни опыта, ни сервисов, ни партнерств, которые позволяли бы проактивно выявлять зарождающееся заболевание или проводить его профилактику, когда пациент еще здоров и его необходимо обучать основам правильного образа жизни. В процесс посттерапевтического сопровождения пациента индустрия также вовлечена недостаточно.

Сегодня «АстраЗенека» должна осуществить переход из компании, сфокусированной на разработке, производстве и коммерциализации препаратов, в платформу, которая оказывает влияние на каждый жизненный этап пациента. Компания таким образом получает прибыль не за счет продажи лекарственных средств, а за счет создания ценности и вклада в жизнь человека.

— Какие интересные решения уже появились благодаря медицинским хабам?

— Медицинские хабы, подобные Health Innovation Hubs, играют роль связующих звеньев, способных предложить концептуально новые решения для объединения усилий разных участников рынка. Например, один из наших стартапов Tricog разработал систему, основанную на искусственном интеллекте, которая помогает пациентам и парамедикам в Индии быстро и эффективно интерпретировать данные ЭКГ. С помощью портативного прибора парамедики снимают электрокардиограмму у пациента, и если подтверждается факт инфаркта миокарда, система связывает парамедиков с ближайшим госпиталем, где уже готово все необходимое для оперативного оказания медицинской помощи. В прошлом году в программе участвовали всего два стационара в Индии, сейчас их количество выросло до семи. Важно отметить, что «АстраЗенека» не получает прямой коммерческой выгоды: у парамедиков или стационарного врача есть несколько независимых от нас опций по выбору лечения.

— Для бизнеса в экосистеме хабов есть выгода?

— Что касается выгоды для бизнеса, наша экосистема вовлекает широкий пул инвесторов, в том числе из развитых рынков. Health Innovation Hubs уже вошел в число ключевых игроков на рынке инноваций за счет успехов нашей инфраструктуры, мы становимся шлюзом между развивающимися и развитыми рынками: так, у нас есть ряд партнерств с другими экосистемами из Швеции, Великобритании, США и т.д. Мы намерены улучшать эти результаты и продолжать расширять доступ все большего числа партнеров и инвесторов.

За R&D в России

— Насколько в России комфортная среда для R&D?

— В России сложились довольно благоприятные условия для развития R&D, сравнимые по эффективности и созданной инфраструктуре не только с другими странами региона, но и с рядом развитых стран.

В России существуют институты, позволяющие находить и правильно оценивать стартапы или предпринимателей, оказывать им различные меры поддержки — в том числе «Сколково». Имеются возможности для инвестирования в инновационные идеи и проекты на разных стадиях.

Экосистема действительно работает и показывает результаты: у нас есть множество примеров, когда компании, принявшие участие в первом акселераторе, стали зрелыми игроками рынка и сегодня сотрудничают с такими гигантами индустрии, как «АстраЗенека». Некоторые стартапы вышли на глобальный рынок, открыли офисы и представительства в других странах.

— Что помогает успеху стартапов?

— Понятно, что создание и развитие инновационного бизнеса — сложный путь, который требует упорства и на котором велика вероятность провала. Но практика показывает, что те компании, которые открыты к сотрудничеству и кооперации в рамках экосистем, подобных Health Innovation Hubs, имеют больше шансов на успех. При этом нужно понимать, что и компания, и решение, которое она предоставляет, должны быть уникальны, предлагать решение проблемы и тем самым приносить пользу пациенту и обществу, быть максимально доступным с точки зрения баланса стоимости-эффективности. Если решение не соответствует этим критериям, ни одна экосистема не сможет помочь.

— Какие существуют способы улучшения инновационной среды?

— Один из самых заметных трендов заключается в росте значения нетворкинга. Секрет успеха развития инноваций кроется в сотрудничестве, поэтому логичным этапом становится объединение одной экосистемы с другими. Этот процесс в России уже начинается, например: фонд «Сколково» в прошлом году стал сотрудничать с крупным международным научным центром Cambridge Network (Великобритания). Инновационные хабы играют ключевую роль в том, чтобы открывать доступ российским компаниям к международным партнерам.

Еще один тренд, который стоило бы взять на вооружение, касается инвестиций в здравоохранение. В России венчурные капиталисты осторожно инвестируют в этот рынок, потому что жизненный цикл инвестиций здесь значительно длиннее, чем в других отраслях, а риски куда выше. Зато за рубежом финансовые институты активно вкладываются в инновации в здравоохранении — к этому опыту стоило бы обращаться. В Азии, например, существуют аффилированные венчурные фонды, которые с интересом смотрят на индустрию здравоохранения и рассматривают нашу платформу как возможность для поиска полезных им проектов и решений.

Наконец, стоит отметить тренд на коллаборации. Здравоохранение переходит от фрагментированной системы к платформенной. Предприятия сегодня думают о создании полностью интегрированных экосистем, которые подразумевают не только диагностику и лечение, но сопровождение пациента на каждом этапе его жизни. На мой взгляд, главное здесь — начать процесс формирования таких экосистем, а потом уже работать над созданием механизмов, которые поддержат данный тренд.

Беседовала Ольга Блинова

 

Источник: https://www.if24.ru/startapy-v-meditsine-interview-astrazeneca/